Сделать стартовой


На главнуюОбратная связьЧатГостевая книгаАнкета
Поиск

Online-интервьюРубрику ведет: О.А. Галицкая

фотография гостя

«НО ПОМНИТ МИР СПАСЕННЫЙ…»?

Гость: Рафаэль Каюмович Кузахметов
2008-05-07 в 16.00

Источник жизненных сил: уроки истории культуры нашей страны в годы Великой Отечественной войны.


Почему советская культура, которая взрастила уникальное поколение людей, победивших фашизм, стала ассоциироваться в сознании широких масс преимущественно с господствовавшим тогда политическим режимом?


Кому выгодно, чтобы созданное тогда культурой объединяющее эмоционально-психологическое поле, пронизанное идеями патриотизма и братства народов, выпадало из духовной и исторической памяти народа?


Насколько актуально сегодня обращение в учебном процессе, образовательной и научной деятельности к урокам истории культуры нашей страны в трагическом ХХ столетии?


На эти и другие вопросы ответит гость Портала канд.ист.наук, доцент кафедры отечественной истории Оренбургского государственного университета Рафаэль Каюмович Кузахметов – известный историк культуры, автор научных работ, посвященных актуальным проблемам истории культурной жизни Южного Урала, духовно-нравственного наследия, оставленного нам теми, кто ушел, «недолюбив, недокурив последней папиросы», кто ценой собственной жизни отстоял Родину.




Марина

Как вы считаете, Рафаэль Каюмович, как следует оценивать культуру периода Великой Отечественной войны для России XXI века, для нас сегодняшних?

Ответ:

Обращение к историческому опыту развития культуры военных лет приобретает особую значимость в условиях нарастающих в мире глобальных проблем. Под спекулятивным лозунгом «битвы цивилизаций» вновь осуществляются попытки разрушить духовные основы жизни народов великой евразийской страны. Вопреки распространяющимся в последние десятилетия идеологемам о тщетности попыток спасения человечества, литература и искусство военных лет призывают не отказываться от завоеваний культуры, а усилить ее действенность, не отбрасывать искусство, а искать новые возможности постигать и воплощать жизнь, исследовать причины и следствия человеческих поступков, поддерживать духовные силы людей во имя гуманизации жизни, «очеловечивания человека», во имя будущего.

Культура этого периода способствовала консолидации общественного сознания, воспитанию людей в духе патриотизма и интернационализма, явилась одним из источников всемирно-исторической победы советского народа в Великой Отечественной войне. Классика военных лет – это живой, действенный арсенал нашей сегодняшней борьбы против сил наступающей реакции. Ее великая, жизнеутверждающая мощь и ныне противостоит силам зла и человеконенавистничества.

В наши дни, перед лицом угрозы третьей мировой войны, творцы культуры начинают по-новому задумываться над силой художественного образа, над возможностями художественного творчества в решении задач исторической значимости. Порой раздаются скептические голоса, напоминающие о том, что все деятели культуры, вся огромная антифашистская литература не смогли предотвратить две мировые войны.

Т. Адорно принадлежит мысль о том, что после Освенцима уже нельзя заниматься литературой. Автор «Негативной диалектики» увидел в зверствах фашистских палачей, лежащих за пределами нормального мышления, свидетельство не просто крушения человеческой цивилизации, но и всех попыток спасти ее в будущем: «Всей культуре вместе с настойчивой критикой ее после Освенцима место на свалке»; «после Освенцима нельзя писать стихи». Но выводы Т. Адорно, к которым он пришел в соответствии со своими внеисторическими, абстрактными представлениями о природе человека, никогда не были и не могут быть выводами подлинно гуманистической культуры.

Конечно, бумага сама по себе не может остановить пулю, как и писательское слово – войну. Но оно может укрепить в своей правоте тех, кто борется против войны, умножить их ряды, прибавить им силы. Мир был бы иным, не будь у искусства наших дней мощного антивоенного, гуманистического потенциала. Неизвестно, что стало бы с человеком, если бы не было искусства. И, наверное, в том, что пишут стихи и после Освенцима, – не забвение и равнодушие, а память и надежда.

Стихи после Освенцима – поражение Освенцима.

Да, конечно, литература, искусство, художественное творчество сами по себе не могут остановить убийц, в том числе убийц народов. Но они формируют нравственные критерии, духовный мир, тем самым, содействуя сплочению прогрессивных сил. Они взращивают гуманистический потенциал человечества, учат добру и свету, вере в будущее, что жизненно необходимо для каждого.

Не случайно в период Второй мировой войны и в последующие годы так возросло влияние советской культуры за рубежами нашей страны. А влияние советского искусства на умы и сердца людей было поистине огромным. В Англии, США, Швеции и других странах публиковались произведения советских писателей, устраивались выставки советской живописи, графики, карикатуры, демонстрировались советские фильмы, многие из которых получили признание международной общественности и прогрессивных сил.

Когда в США вышла в свет повесть В. Василевской «Радуга», газета «Кроникл» (Сан-Франциско) посоветовала американцам, которые «слишком мало знают о жестокости нацистов», читать «Радугу». «Это железо для укрепления наших душ и сталь для нашей решимости», – писал об этом произведении известный публицист Д. Конрой.

Председатель американского комитета помощи России Э. Картер, говоря об исключительной роли Советского Союза во второй мировой войне, подчеркивал: «Наш долг перед русскими возрастает еще больше после того, как мы прослушали сегодня музыку, рожденную в этой борьбе» (25 сентября 1942 г., в день рождения Д.Д. Шостаковича, в США прошел фестиваль его имени).


Гришко

Что Вы думаете по поводу деидеологизации и деполитизации культуры?

Ответ:

Опасны как тотальная идеологизация, политизация всей жизни, так и обратные процессы, прикрывающие на самом деле изощренную манипуляцию сознанием, о чем писали А. Зиновьев, С. Кара-Мурза.

Культура, в особенности, историческая наука, безусловно, должны быть свободны от идеологического диктата, от «партийных заданий», тем не менее, они выполняют идеологическую функцию, удовлетворяя потребность общества и государства в формулировании национальной идеи.

Многострадальный ХХ век убеждает в том, динамичное развитие народов невозможно без осознания и четкого определения приоритетов. Главное, чтобы эти приоритеты служили идее созидания, утверждению гуманистического измерения прогресса. Идеология и политика в современном мире должны органически сочетать в себе величие национальных, цивилизационных традиций и общечеловеческие, гуманистические ценности. Исторический опыт России с ее соборностью, ее принципиальная позиция в решении ключевых проблем современного мира убеждают нас в обоснованности и жизненной важности данного подхода.

Писатель и философ Ю. Мамлеев в одном из своих интервью подчеркнул, что если есть иные, неземные миры, то у каждого из них должна быть своя Россия. То есть сила спасительная, консолидирующая, возвышающая.

Безусловно, советская культура была явлением сложным и противоречивым, многоразличным по своему составу и содержанию. Однако при любом отношении к политическим реалиям советского периода отказываться от нее – от себя! – абсурдно. Настаивая на деидеологизации и деполитизации культуры, некоторые «реформаторы» только и делают, что идеологизируют и политизируют ее, упрощая реальную историю до неузнаваемости, делая ее плоской, классовой, черно-белой в своей однозначности.

Зачастую, говоря о воздействии литературы и искусства на умы и души людей военного поколения, ограничиваются констатацией «эмоционального заряда», «повышения настроения фронтовиков».

А ведь советская культура военных лет была духовной квинтэссенцией той эпохи. Созданное литературой и искусством эмоционально-психологическое поле, пронизанное идеями коллективизма, патриотизма и интернационализма, мобилизующее и объединяющее, в сочетании с идеологическими усилиями превратившегося в единый военный лагерь государства стало мощным историческим фактором жизни общества.

Безусловно, жесткий контроль властных структур над работой деятелей искусства и творческих организаций – характерная черта советской действительности тех лет. Но если бы все произведения были лишь результатом выполнения планов и тотального контроля чиновников, то не было бы у нашего народа той великой духовной силы, которая укрепляла в нем творчество лучших композиторов и музыкантов, трудившихся, прежде всего, по велению совести, долга и любви к страдающей Отчизне. Вряд ли следует представлять себе все сочинения с так называемыми конъюнктурными названиями лишь формально-агитационной продукцией. Искренность чувств и художественное мастерство отличают кантаты М.Э. Черняка «Победа за нами» и «Ленин», песню В.П. Соловьева-Седого «Встреча Буденного с казаками» и ряд других политически актуальных для того времени произведений. Произведения В.В. Соловьева-Седого, А.И. Хачатуряна, Т.Н. Хренникова прославляли не сталинский режим, а народ и его подвиги – они полны свободолюбия и гуманизма.

Художественная культура военных лет, проникнутая духом равенства и братства, наглядно продемонстрировала различия между двумя принципиально несовместимыми цивилизационными путями. Сама природа коммунистической идеи требовала воспитания в человеке добрых чувств и устремлений, поскольку сущность ее – квазирелигиозная идея соединения, братства народов.

Хотелось бы заметить, что фашизм не следует рассматривать только как злобную, человеконенавистническую политику, которая стала главной причиной Второй мировой войны. Это трагическая болезнь механистической цивилизации, она не излечена и грозит проявиться в новых формах.

И в связи с этим, трудно переоценить вклад в борьбу с ним советской литературы и искусства, сумевших в антигуманных условиях войны развить высокие идеи гуманизма, взывающие к лучшим человеческим чувствам. Художественная культура военных лет – явление уникальное, поскольку лучшие произведения несут в себе великую идею общечеловеческого единения – соборности.



Петров С.

Уважаемый Рафаэль Каюмович!

Я читал одну из Ваших публикаций, где говорится, что лучшие произведения культуры военных лет несут в себе идею соборности. Хотелось бы узнать об этом поподробнее.

Ответ:

Соборность – это органическая взаимосвязь и взаимозависимость общего и частного, индивидуального и коллективного. Именно соборность как особое состояние души народа была характернейшей чертой многовековой российской истории, насыщенной, как никакая другая, потрясениями и катастрофами, войнами и нашествиями. Все беды преодолевались благодаря единению братских народов – прежде всего, их исторически сложившемуся духовному единству, лежащему в основе экономических, военных и политических побед нашей великой державы. Нетленными символами этого великого единства стали традиции и образы классической советской культуры периода Великой Отечественной войны.


Николай Анатольевич

Уважаемый Рафаэль Каюмович!

Я полностью разделяю Вашу точку зрения, что великая роль художественного творчества как силы, непосредственно воздействующей на исторический процесс, до сих пор остается недооцененной.

В работах каких историков этому аспекту уделяется должное внимание? Что можно порекомендовать студентам-историкам, изучающим эту тему?

Ответ:

Культура как духовная ориентация человека осуществляется в истории через противостояние, противоборство с антикультурой. Она реализуется как историческое преобладание высших духовных ценностей человеческой жизнедеятельности.

Долгое время в советской, а затем в постсоветской науке художественная культура рассматривалась как средство мобилизации народных масс и как отражение исторических событий. Остается недооцененной великая роль художественного творчества как силы, непосредственно воздействующей на исторический процесс.

«Существует множество работ о художественных произведениях с позиций критика и литературоведа и самая малость – с позиций историка… – отмечала академик М.В. Нечкина. – Положение, что работа художественного образа в историческом развитии – обязательная для историка тема, представляется мне не требующим доказательств».

С этим трудно не согласиться: история культуры – неотъемлемая часть общего потока человеческого бытия, оказавшаяся в ХХ веке в его эпицентре.

Обращаясь к духовной жизни периода Великой Отечественной войны, мы вправе говорить не просто о функции, а о высокой исторической миссии художественной культуры и ее творцов. Жизнь и творчество деятелей культуры, лучшие их произведения того сложного периода явились важным историческим фактором, обеспечившим победу над силами варварства и антикультуры.

Если говорить о том, что следует рекомендовать студентам-историкам, то, прежде всего, хотелось бы назвать труд Нечкиной М.В. «Функция художественного образа в историческом процессе».

Важным событием для изучения истории культуры Оренбуржья в середине 90-х годов явилась книга А.В. Федоровой «Оренбург в годы Великой Отечественной войны», четыре очерка в которой посвящены художественной жизни г. Чкалова военных лет. Богатый фактический материал, обилие привлеченных архивных документов, сбор которых потребовал не одного года упорного труда – все это делает книгу настольной для изучающих историю родного края. А.В. Федорова впервые осуществила столь широкое исследование данной темы. Яркий, образный язык, большое количество впервые опубликованных фотодокументов военных лет, с любовью собранных автором, страстная публицистичность способствовали пробуждению активного интереса к поднятой теме не только у молодых ученых, но и у широкой общественности.


Элеонора Всеволодовна

Широко известно, что в нашу область было эвакуировано много промышленных предприятий. А творческие коллективы? Эвакуировались ли какие-нибудь учреждения культуры и какой вклад они внесли в развитие нашего края?

Ответ:

С началом войны в Чкаловскую область были эвакуированы четыре театра: в Чкалов – Малый Академический Ленинградский театр оперы и балета (МАЛЕГОТ), в Бузулук – Рязанский областной драматический, в Бугуруслан – Сумской областной украинский театр имени М.С. Щепкина, в Абдулино – Харьковский музыкально-драматический театр им. Крапивницкого. Следует напомнить, что в Оренбуржье к началу войны насчитывалось 7 театров. МАЛЕГОТ стал большим событием в жизни многих чкаловцев. Его пребывание здесь стало судьбоносным для многих молодых людей, выбравших в дальнейшем музыкальную карьеру. Пребывание Малого Академического Ленинградского театра оперы и балета с сентября 1941по сентябрь 1944 гг. превратило наш город в центр высокого искусства мирового значения!

Надо отметить, что все творческие организации значительно пополнились эвакуированными из западных регионов страны. Прибытие эвакуированных литераторов позволило уже в 1942 г. создать в Чкаловской области отделение Союза советских писателей, в которое вошли 14 известных прозаиков, поэтов и драматургов.

Если мы говорим об учреждениях культуры не в отраслевом понимании этого слова, то следует вспомнить о ряде научных и педагогических коллективов. Так, в Чкалове в годы войны работали три научно-исследовательских института, занимавшихся проблемами микробиологии и бактериологии, которые внесли неоценимый вклад в борьбу с разгулом инфекционных болезней – настоящего бича для рядовых жителей в экстремальных условиях военного времени.

Эвакуированный из Харькова медицинский институт стал базой для создания (1944 г.) Чкаловского медицинского института – ныне Оренбургской государственной медицинской академии.

Наша область в те годы стала важным очагом духовной жизни, науки, техники и художественной культуры.


Елена Александровна

Я живу в Ташле, и у нас есть улица, названная в честь талантливого певца Гарифа Маликова, соратника Мусы Джалиля. Расскажите, пожалуйста, о его судьбе.

Ответ:

Уроженец Ташлинского района Чкаловской области талантливый певец Г. Маликов ушел на фронт добровольцем. За храбрость, проявленную в боях, был неоднократно награжден правительственными наградами.

Оказавшись в фашистском плену, стал активным участником подполья, соратником Мусы Джалиля. Имея богатый опыт организатора и участника художественной самодеятельности, Гариф Маликов вошел как профессиональный певец в состав капеллы, созданной штабом подпольной организации. Музыка помогала бороться. Слегка видоизменив известные в те годы красноармейские марши и песни, ансамбль выдавал их за вновь написанные и исполнял перед узниками концлагерей. Каждый такой концерт был связан с огромным риском, но подпольщики видели, что родные, хорошо знакомые мелодии вливали в сердца людей мужество.

Когда возникла опасность разоблачения, Г. Маликову удалось бежать. В конце войны он сражался с гитлеровцами в рядах французского движения Сопротивления.

У себя на родине Гариф был «объявлен врагом народа» и репрессирован, но, будучи человеком огромной духовной силы, не сломался, писал своим детям (можно только представить, каково им, «детям врага народа» жилось в маленьком селе!) добрые, светлые письма.

Как и Муса Джалиль, был реабилитирован, но звания Героя Советского Союза, как знаменитому татарскому поэту, ему не присвоили – Г. Маликов был удостоен звания Национального героя Франции.


Татьяна Николаевна

Я театралка со стажем, как говорится. Было бы интересно узнать о театральной жизни нашего города в военные годы.

Ответ:

Надо отметить, что весь Южный Урал в период войны жил богатой и полнокровной театральной жизнью, чему в немалой степени способствовала эвакуация большого количества артистических коллективов. В Чкалов прибыл Ленинградский академический ордена Ленина Малый оперный, в Бузулук – Рязанский областной драматический, в Бугуруслан – Сумской областной украинский театр имени М.С. Щепкина, в Абдулино – Харьковский музыкально-драматический театр им. Крапивницкого.

Активизация театральной деятельности в нашем крае в годы Великой Отечественной войны, несомненно, была особенно заметной на общем фоне сокращения театральной сети в СССР.

За годы Великой Отечественной войны театры, работавшие в Чкаловской области, поставив 521 пьесу, дали 9974 тыс. спектаклей, которые увидели, без малого, 4,5 млн. зрителей – наибольшее количество по Южному Уралу.

Поскольку в первые месяцы войны пьес о героях боев с немецкими фашистами еще не было написано, театральные коллективы обратились к сокровищнице русской и советской классики.

Стремлением к воплощению на сцене мобилизационных идей характерны спектакли Орского драматического театра «Давным-давно», Бугурусланского драматического «Секретарь райкома», Бузулукского драматического театра «Мой сын», «Пограничники». В этих театрах царили настроения, характерные для всех актерских коллективов страны: люди отдавали все силы, всю страстность своего таланта борьбе за независимость Родины. Ставили не только пьесы маститых советских авторов, но сценические произведения молодых местных драматургов и литераторов. Так, в Бузулукском драматическом театре одной из любимых постановок был спектакль по пьесе Н. Клементьева и В. Пистоленко «В саду вишневом».

В дни тяжелых испытаний зрители хотели видеть на сцене разоблачение антигуманной сущности фашизма, они ждали спектаклей, которые раскрыли бы бесстрашие, патриотизм, интернационализм советского человека. Сохранив свои лучшие силы (Побегалов, Агеев, Виноградов, Менчинский, Озеров, Некрасов, Садовская), театр в течение лета и осени 1941 г. пополнился рядом весьма ценных работников (Развозжаев, Щукин, Казарский, Куликовский, Олегов и др.).

В кратчайшие сроки все 13 спектаклей довоенного репертуара были заменены антифашистскими, патриотическими постановками. «Русские люди», «Фронт», «Партизаны в степях Украины» – все эти пьесы пробуждали в сердцах людей гордость за свою Родину.

В программе театра были: «Фронт» А. Е. Корнейчука, «Кремлевские куранты» Н. Ф. Погодина, «Жди меня» К. М. Симонова, «Оптимистическая трагедия» В. В. Вишневского, «Генерал Брусилов» И. Л. Сильвинского, «Собака на сене» Лопе де Вега. Усилиями молодой части труппы была осуществлена постановка пьесы «Тимур и его команда».

Событием в культурной жизни стала постановка пьесы К. Симонова «Русские люди», рассказывающей о героизме наших солдат и офицеров, оказавшихся во вражеском окружении.

К 25-летию Великой Октябрьской социалистической революции Чкаловский драмтеатр под руководством режиссера Московского Малого театра В.И. Вершиловым поставил пьесу об одном из героев гражданской войны – Олеко Дундиче.

Героикой пронизана история Чкаловского областного театра кукол, работой которого руководила А.Д. Козловская. Зима 1943 г. была особенно сложной для кукольников, поскольку их театр находился в помещении кинотеатра «Молот», которое не отапливалось. Спектакли ставились в промерзшем зале, при уличной температуре.

В месяц давалось от 20 до 50 представлений. Играли пьесы «Неумирающий Антон» С. Преображенского. «Волшебная калоша» А. Матвеева, «Опасная болезнь», «Фашистских гадов бей, как надо!».

За 1941-1945 гг. театр дал 1322 спектакля, которые посмотрели 353, 2 тыс. зрителей, в том числе и фронтовики – особенно тепло встречали оренбургских кукольников на Карельском фронте. Восемь работников театра были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Воздухом высокого искусства дышали зрители Ленинградского академического ордена Ленина Малого оперного театра, в сентябре 1941 г. эвакуированного в г. Чкалов, где он находился до осени 1944 г.

Театральный коллектив имел в своем составе крупных мастеров оперного искусства. Среди них – орденоносец, народный артист БССР Ростовцев, заслуженный деятель искусств, орденоносец Хайкин, бывший художественным руководителем театра, заслуженный артисты республики Гефт, Модестов, Красовская, Софранова, Овчаренко, Головина, Коробейченко, Лавронский; артисты балета: орденоносцы Исаева, Кирилова, и др. Ленинградцы поставили «Пиковую даму», «Иоланту», «Золотого петушка», «Севильского цирюльника», «Фальстафа», «Евгения Онегина».


Алла Николаевна Дубинская

Как Вы считает, Рафаэль Каюмович, на чем следует акцентировать внимание учащихся, когда говоришь о значении художественных произведений военных лет для изучения истории Великой Отечественной войны в целом?

Ответ:

Художественные и документальные произведения военных лет это важнейшие исторические источники. В свое время известный композитор Т.Н. Хренников сказал: «По лучшим произведениям советского музыкального искусства можно писать сегодня историю нашего государства». Перед литературой и искусством с первых дней войны стояла задача не только призвать на защиту Отечества, но и разъяснить сущность фашизма. Отрицая идеи братства и равенства народов, составлявших фундамент советской культуры, фашизм, взращенный из идеи конкуренции и подавления друг друга – не на уровне индивидуумов, а на уровне рас – нес угрозу уничтожения всех духовных ценностей страны.

Очень важно говорить о том, как укреплялось содружество представителей творческой интеллигенции братских народов, давших мощный отпор расистской идеологии.

Искусство и литература периода Великой Отечественной войны заключают в себе важные исторические уроки: они призывают не отказываться от завоеваний культуры, а усилить ее действенность, не отбрасывать искусство, а искать новые возможности постигать и воплощать жизнь, исследовать причины и следствия человеческих поступков, двинуть культуру в бой за гуманизацию жизни, за «очеловечивание человека», за будущее.

Культура этого периода способствовала мобилизации масс и консолидации общественного сознания, воспитанию людей в духе патриотизма и интернационализма, явилась одним из источников всемирно-исторической победы советского народа в Великой Отечественной войне. Классика художественной культуры военных лет – это живой, действенный арсенал нашей сегодняшней борьбы против сил наступающей реакции. Великая жизнеутверждающая мощь советского искусства военных лет и ныне противостоит силам зла и человеконенавистничества.

Необходимо говорить об этом нашим детям, ведь и сами мы, томимые ностальгией по духовной цельности и чистоте, как к живительному источнику, обращаемся к творениям культуры, явившейся могучим духовным оружием в борьбе с фашизмом.


Вадим

Расскажите, кто из оренбургских писателей сражался на фронтах Великой Отечественной.

Ответ:

Их было много – писателей, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Из Чкаловской области ушли на фронт Л. Грабарь, Н, Хохлов, И. Бортников, И. Сидякин, Е. Евстигнеев, М. Яровой, М. Клипиницер, А. Возняк и др. Подвиг творческий и подвиг воинский слились воедино в их судьбах. «Наше поколение – это пулю прими и рухни», – написал погибший в 1942 г. поэт Павел Коган.

Духовный мир поколения, создававшего, как ему верилось, новый тип цивилизации и культуры, основанный на началах справедливости, равенства и братства, отличался зримостью идеалов, четкостью нравственных ориентиров. Отсюда – высокий патриотизм (нет человека без Родины), ясное осознание цели (мир, равенство и братство народов), романтический максимализм (готовность к самопожертвованию во имя идеала), неразрывность слова и дела. Советское руководство поступило абсолютно правильно с точки зрения историко-политической стратегии, сделав задачу воспитания такого поколения патриотов и интернационалистов одной из важнейших. Это поколение дало немало примеров безусловной, кристальной честности, жертвенности, побуждающей людей к высоким поступкам.

Не изгладятся из памяти имена южно-уральских литераторов и журналистов, погибших на фронтах Великой Отечественной: И. Бортникова, М. Гольдберга, А. Забродина, Г. Занадворова, Ф. Козия, М. Хариса, С. Мифтахова, А. Карная, X. Кунакбая, М. Хая, Н. Карипова, Г. Юсупова, М. Абдуллина.

Не могу не добавить, что судьбы творческой интеллигенции – одно из живых исторических свидетельств и важная составная часть достойного выполнения исторической миссии борьбы с фашизмом.

Ни одна другая страна, оказавшаяся на пути гитлеровских полчищ, и даже все другие страны, вместе взятые, не получили от своей творческой интеллигенции и культуры такой единодушной и самоотверженной поддержки, такого заряда боевой энергии, ненависти к врагу, непоколебимой веры в гуманистические идеалы.


Юрий Петрович

В годы Великой Отечественной войны многократно увеличился за счет эвакуации предприятий из других районов СССР промышленный потенциал Чкаловской области. Наблюдались ли, на Ваш взгляд, схожие процессы в сфере культурного развития нашей области в этот период?

Ответ:

Безусловно, эвакуация оказала значительное влияние на культурное развитие нашего края. Южный Урал стал мощным центром сосредоточения и консолидации творческих сил, а его города – крупными очагами литературной, музыкальной и театральной жизни. Значительно увеличилась численность интеллигенции, что было обусловлено широкомасштабной эвакуацией. Активизировался диалог культур. Укреплялось творческое содружество представителей братских народов. Увеличилось количество учреждений культуры.

В эти годы появилась плеяда ярких и самобытных талантов.

С ростом индустрии и численности населения значительное развитие получила система высшего и среднего специального образования. В январе 1942 г. в Чкалове начал работать филиал Всесоюзного юридического заочного института, а в 1943 г. – филиал Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта им. С. М. Кирова. В августе 1944 г. на базе эвакуированного Харьковского медицинского был образован Чкаловский медицинский институт. Число студентов в вузах выросло с 1546 в 1940 г. до 2710 в 1944 г. Техникумов стало 32, а количество учащихся в них возросло с 6278 в 1940 г. до 8585 в 1944 г. Педагогический и учительский институты подготовили за годы войны 1116 специалистов, а педучилища – 1573.

Огромную роль в обеспечении предприятий квалифицированными кадрами сыграли школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища, количество которых выросло почти вдвое. Число учащихся в них увеличилось за это время почти в 3 раза – с 5000 до 14800.

Огромное воздействие на духовную жизнь чкаловцев оказали прибывшие в эвакуацию представители художественной культуры.

Созданный в 1940 г. в г. Оренбурге организационный комитет Союза художников во время войны продолжал работать. Активно включились в художественную жизнь Оренбуржья эвакуировавшиеся в Чкалов самобытный мастер плаката В.А. Зеленский, художник из Латвии Л. Скульме, украинский живописец В.Н. Костецкий. Художники Н.В. Кудашев, Н.М. Ледяев, А. Я. Барановский, Ф.Г. Живаев объединились в творческую бригаду и создали серию портретов героев фронта и тыла.

Художники Д.Н. Фомичев и С.Н. Александров оформили вместе многие спектакли Чкаловского драматического театра – по их эскизам, например, были сделаны великолепные декорации к «Оптимистической трагедии» В. Вишневского.

В годы войны крепнет талант скульптора Петина Г.А. Незаурядные способности, трудолюбие, любовь к искусству позволили ему в 1942 г. стать членом Союза художников. Г.А. Петин – автор эскиза памятника дважды Герою Советского Союза А.И. Родимцеву, бронзовый бюст которого был позже установлен на родине нашего знаменитого земляка, в селе Шарлык.

До войны в Чкалове было только два композитора – Малый и Васильев. В годы Великой Отечественной войны здесь жили и творили композиторы В.П. Соловьев-Седой, И.И. Дзержинский, М.И. Чулаки, Д.Г Френкель, В.В. Волошинов и др. В 1941 г. из эвакуированных москвичей, ленинградцев, ростовчан и местных музыкантов было создано отделение Союза композиторов. Оно было немногочисленным по своему составу, но весьма значительным по количеству представленных в нем талантов и их творческой активности. В период с 1941 по 1944 год эвакуированными в Чкалов композиторами было написано немало произведений, в том числе, и крупных форм – опер, балетов, оперетт, кантат.

Практически всю зиму 1941-1942 гг. на Южном Урале гастролировали музыкальные коллективы союзного значения, дававшие концерты в крупнейших городах, воинских частях и госпиталях Уральского военного округа. Большую поездку по городам Южного Урала совершил Государственный симфонический оркестр.

Весомый вклад в развитие музыкальной культуры на Южном Урале внесли и эвакуированные театры страны. Так, за время пребывания МАЛЕГОТА (Малого Академического Ленинградского театра оперы и балета) на Южном Урале прозвучали четыре симфонии П.Чайковского, 16-я симфония М. Мясковского, произведения М. Римского-Корсакова, 9-я симфония Бетховена и ряд других произведений западноевропейской классики. Восторженно была встречена 7-я симфония Д. Шостаковича – она многократно звучала в разных концертных залах, транслировалась по радио, по просьбе Чкаловского облисполкома артисты МАЛЕГОТА исполняли ее и для жителей Орска.

Широкое знакомство оренбуржцев с симфоническими произведениями стало традицией. Большой симфонический концерт состоялся уже 30 сентября 1941 года, вскоре после приезда МАЛЕГОТА, в помещении Чкаловского областного драматического театра. Дирижировали Б.Э. Хайкин, Э.П. Грикуров, К.П. Кондрашин, А.М. Коган. Многие концертные выступления прошли при самом активном участии К.П. Кондрашина – позднее, уже после окончания войны, он возглавил симфонический оркестр Московской филармонии.

В апреле 1942 года симфонический оркестр представил на суд зрителей Девятую симфонию Бетховена. Дирижировал заслуженный деятель искусств, профессор Б.Э. Хайкин. Известный музыковед Р. Глезер, находившаяся в Чкалове во время эвакуации, вспоминала о тех днях: «Оркестр Ленинградского государственного академического Малого оперного театра под управлением художественного руководителя театра заслуженного деятеля искусств Б. Хайкина превратился в Чкалове в настоящий симфонический оркестр, отличающийся стройностью ансамбля. Исполнение Шестой симфонии Чайковского было отмечено подлинным артистическим вдохновением. Дарование Б. Хайкина, большого, серьезного музыканта, в дни войны приобрело новые черты. Его жест стал выразительнее... появилась большая свобода, трепетность, благородное волнение».

Ленинградские артисты дали в Чкалове за годы войны более 40 симфонических оркестров. Помогали и в развитии местной художественной самодеятельности: с их помощью в Чкалове было создано несколько самодеятельных хоров и оркестров струнных инструментов.

Огромную роль в формировании музыкальной культурной среды всего Урала сыграло пребывание здесь Ленинградского академического театра оперы и балета им. Кирова, который был эвакуирован в Молотов. С гастрольными поездками артисты Ленинградского академического театра оперы и балета им. Кирова побывали и в Чкалове. Их гастроли стали большим событием в культурной жизни всего региона.

1943 год ознаменовался активизацией роста местных творческих сил, чему в немалой степени способствовали усилия прославленных мастеров советского искусства, эвакуированные из западных городов.

На завершающем этапе войны репертуар музыкальных коллективов стал заметно богаче.

Получила дальнейшее развитие тенденция роста музыкальных коллективов. Энтузиасты народной музыки организовали при филармонии ансамбль русских народных инструментов домбро-балалаечного состава.

Наш край жил богатой и полнокровной театральной жизнью, но об этом уже говорилось выше.


Александр Николаевич

Какую роль сыграли лица татарской национальности в развитии культуры нашей области в годы войны?

Ответ:

Обращение к культуре периода Великой Отечественной войны позволяет увидеть плеяду личностей – творцов лучших произведений многонациональной культуры, своей жизнью и творчеством выразивших духовный мир уникального поколения советских людей – поколения 40-х годов, вынесшего основную тяжесть борьбы с фашизмом. Это не есть «лица» той или иной национальности (давайте уж обойдемся без специфической терминологии, свойственной протоколам правоохранительных органов).

Но если говорить о представителях татарской интеллигенции, носителях национальных традиций, их вкладе в развитие культуры в годы войны, то прежде всего следует назвать

уроженца с. Мустафино М. Джалиля, чья личность и творчество стали символом органического единства национальных и общечеловеческих ценностей. Окончив курсы политработников, Джалиль пришел в редакцию газеты 2-й Ударной армии «Отвага».

Попав в плен, он под видом сотрудничества с нацистами, создал и возглавил большую подпольную организацию, чтобы, по выражению самого поэта, «взорвать легионы изнутри» – как известно, фашисты пытались создать из военнопленных Волго-татарский легион.

Джалиль сумел сформировать большую, разветвленную подпольную организацию, члены которой были в редакции белоэмигрантской газеты «Идель-Урал», пропагандистами и командирами отделений в легионе, сотрудниками типографий и радиостанции «Винета», которая вела свои передачи на многих языках, в том числе, на татарском.

Свой талант поэта Муса Джалиль сумел превратить в мощное оружие борьбы с фашизмом. Пользуясь тем, что гитлеровцы поручили ему вести культурно-просветительную работу, поэт использовал поездки по концентрационным лагерям для установления конспиративных связей.

Гастролируя по лагерям, созданная им капелла не только несла соотечественникам родное слово, но и распространяла листовки, осуществляла связь между подпольными группами.

Вскоре после отправки на фронт, первый батальон Волго-татарского легиона, насчитывавший свыше тысячи человек, восстал в районе Витебска, перебил немецких командиров и в полном составе, с оружием в руках воссоединился с отрядами белорусских партизан.

В ночь на 10 августа 1943 г. Джалиля арестовали. Достоинство и твердость сохранял он во всех испытаниях. До нас дошли слова, сказанные им на судебном процессе в Дрездене Имперскому прокурору: «О чем нам говорить с тобой? Я – коммунист, а ты – фашист!».

За «Моабитскую тетрадь» М. Джалиль посмертно был удостоен Ленинской премии. 2 февраля 1956 года за стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, ему было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Соратником М. Джалиля был татарский поэт и журналист Рахим Сатаров, ученик известного писателя Наки Иссамбета. Воин-десантник, участвовавший еще в советско-финской войне, 27 мая 1942 г. во время неудачной высадки десанта в тылу врага, Рахим был захвачен в плен. Его деятельность как подпольщика была весьма эффективной. По тюремным камерам и лагерям передавались его стихи:

На каменьях блока «Ост», в неволе,

Под дождями рабства, не в бою,

Я негромко, почернев от боли,

Эту клятву Родине даю.

Мы разрушим этот ад, разрушим!

Ненависть моя живет молчком,

Ненависть моя – в патроне русском

Дремлет мягким, белым порошком.

Пройдя через десятки рук, стихи Сатарова вернулись на Родину.

Жаудат Файзи, выпускник оренбургской «Школы восточной музыки», чьи детство, отрочество и первые творческие опыты связаны с Оренбургом, в 1942 году написал первую татарскую музыкальную комедию «Башмачки».

В военные годы раскрылось музыкальное дарование Бату Мулюкова – уроженца Татарской Каргалы.

Щедрым талантом отличалась художница М.Г. Газизова, ученица монументалиста А.Дейнеки. Вернувшись в 1943 г. в Оренбуржье, она активно вошла в творческую жизнь края.

Подвижнически работал коллектив Чкаловского Татарского театра, который, отдав Красной Армии половину актеров, не имея своего помещения, продолжал творческую деятельность. Значение его деятельности в Оренбургском многонациональном крае трудно переоценить. В предвоенные годы в составе театра было свыше 40 актеров, имелся свой оркестр, художник-декоратор, костюмерный и вспомогательный цеха.

С началом войны многие актеры ушли на фронт, и для театра наступили трудные дни. Из-за нехватки мужчин артисткам приходилось исполнять мужские роли: так, например, Хадича Ханская, Марфуга Каримова специализировались именно на таких ролях.

Была введена в практику интересная форма работы – «Голубая блуза»: сила ее воздействия на зрителей была очень велика, но требовала от артистов навыков импровизации. В задачу «Голубой блузы» входили пропаганда передового опыта и передовиков, а также критика отстающих, для чего сразу же по приезду в село получали у руководителей хозяйства необходимую информацию, а вечером с готовой постановкой выступали перед зрителями, причем, героям представления выдавались билеты на первый ряд.

Блестящими были постановки произведений татарской классики, которые осуществлялись под руководством В.Г. Фатыхова – актера, главного режиссера и директора театра, впоследствии – заслуженного артиста РСФСР, который отдал работе в любимом коллективе более полувека. Большая работа велась в госпиталях. Так, актриса С. Саттарова писала: «Я вспоминаю годы войны. Концерты в госпиталях. Глаза раненных бойцов. Аплодисменты забинтованных рук».

Показывая пример патриотизма, то в повозках, запряженных лошадьми, быками или верблюдами, а то и пешком, в стужу и зной, артисты несли искусство людям.

Это был самый мобильный театр в Чкаловской области. Только за один 1944 г. он побывал со спектаклями и постановками в 24-х национальных колхозах. А общим итогом деятельности Татарского театра в годы войны стал 1061 спектакль, собравший 361455 зрителей. Заслуги театра оценивались высоко: он был награжден Почетной грамотой Комитета по делам искусств при СНК СССР ЦК профсоюзов.


Татьяна Ильинична Герасименко

Известно, что война - мощный эмоциональный фактор, влияющий на многие стороны личности и общества. Наше государство являлось атеистическим и богоборческим.Тем не менее, в годы войны открывались церкви.

Изменилась ли в годы войны религиозная культра населения области?

Ответ:

Можно с уверенностью говорить о том, что религиозная активность населения возросла.

Знаете, Татьяна Ильинична, у молодого уральского поэта и танкиста Сергея Орлова есть стихи о знаменитой уральской броне:

Ее отцы и деды на Урале

Сварили сами, сами отливали.

И матери на тихих полустанках

Крестили поезд, в бой везущий танки.

Эти строки как нельзя лучше отражают состояние религиозной культуры тех лет: несмотря на весь атеизм последовавших за революцией десятилетий, который был поистине воинствующим, «на тихих полустанках Крестили…».

В годы священной войны, потребовавшей мобилизации всей духовной мощи народа, и власть, что вполне естественно, обратилась к силе цивилизационных традиций, пошла на диалог с Церковью.

Как известно, в сентябре 1943 г. состоялась знаменательная встреча И.В. Сталина с главой Русской православной церкви митрополитом Сергием. Вскоре после этого был созван архиерейский собор, который избрал Сергия Патриархом всея Руси. Одновременно с этим был воссоздан священный Синод, открывались богословские академии и семинарии, стало налаживаться издание религиозной литературы. Созданный при Совете Народных Комиссаров Совет по делам Русской православной церкви внес ряд предложений, касающихся, в частности, восстановления церквей. Постановление СНК № 1325 "О порядке открытия церквей" от 28 ноября 1943 г., подписанное заместителем председателя Совнаркома В. М. Молотовым, явилось первым крупным шагом к возрождению православия в Советском Союзе.

Однако потребовалось немало времени, чтобы на местах начали происходить сколько-нибудь заметные изменения. В Чкаловской области в 1944-1945 гг. исполнительными органами власти были рассмотрены 85 заявлений духовенства и верующих с просьбами разрешить деятельность православных храмов. 54 ходатайства не получили поддержки местной власти, 23 отклонены на уровне правительства страны и Совета по делам РПЦ. В Чкалове решение об открытии Никольского собора было принято только в мае 1944 г. Но начало было положено, и в 1945 году в области возобновили работу уже 8 русских православных церквей, а к 1949 действовали более 20 церквей – в Абдулино, Бузулуке, Бугуруслане, Медногорске, Орске, Соль-Илецке, в Саракташском районе, в Кувандыке, в Верхней Платовке, Акбулаке, Воздвиженке и в др.

Даже сталинская власть вынуждена была признать значение патриотической деятельности Русской Православной Церкви, в частности, отметив ряд священнослужителей правительственными наградами. Так, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» были награждены 51 архиерей Русской Православной Церкви, в их числе и архиепископ Чкаловский и Бузулукский Мануил (В.В. Лемешевский).


Ломакина Наталья Александровна

Считаете ли Вы,что когда-то мы, наконец, узнаем настоящую историю Великой Отечественной войны и если "да", то когда, по-Вашему, это может произойти?

Благодарю Вас.

Ответ:

История живет в исторической памяти народа, в массе исторических источников, в публикациях и лекциях профессиональных (!) исследователей, о некоторых из которых я сегодня вспоминал.

«Публицистический рай» (по меткому профессора Г.А. Бордюгова), наступивший на рубеже 80-90-х гг., во многом привел к искаженному восприятию истории в сознании широких, преимущественно, обывательских слоев населения, взращенных очередной российской смутой и ставших ее жертвами.

Ложь в стране, стоявшей тогда на гране потери суверенитета, проникла и в учебную литературу. Вспомним, хотя бы одиозный учебник Кредера, адресованный российским школам в 90-х годах, где всячески принижалась роль нашей страны в победе над фашизмом. Эта ложь – орудие информационно-психологической войны против России, во все времена встававшей на пути завоевателей и агрессоров.

Вспомним ставшие афоризмом слова А.Зиновьева: «Целились в коммунизм, а попали – в Россию».

В настоящее время ведущие специалисты, получившие напутствие Президента РФ, работают над созданием новых учебников ХХ века, над фундаментальным трудом по истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

«Большое видится на расстоянии», не так ли, уважаемая Наталья Александровна?

Или это все-таки не совсем так…



Елена

Вы говорите об односторонности многих публикаций о советской культуре, появившихся после развала СССР. Но разве не произошло с началом 90-х гг. освобождение от идеологической заданности и искажения истории?

Ответ:

Я оценил бы происходившее в 90-х годах иначе. Вряд ли стоит вести речь об освобождении в условиях очередной российской Смуты. «Погружение в бездну» – так назвал свою книгу о том времени авторитетнейший историк, автор многих книг по русской истории, «мятежный профессор» Игорь Яковлевич Фроянов.

На рубеже 80-90-х гг. широкие масштабы приняли настроения самобичевания и самоотрицания, распространившиеся на оценку общественного устройства, идеологию, экономику и политику, образ жизни и национальный характер. Все советское безоговорочно стало определяться как «совковое», то есть заведомо неполноценное, ущербное, человечески и исторически несостоятельное. Стал принижаться подвиг страны, спасшей мир от «коричневой чумы». Больше всего, пожалуй, досталось советской культуре. «Соцреализм» в устах многих публицистов, в том числе, некоторых профессиональных историков, стал ругательным термином, как будто он чем-то хуже голливудского «капреализма».

Размер ущерба никто не подсчитывал, да это и невозможно сделать, ведь духовные потери, в отличие от экономических, невосполнимы.

Настало время ухода от односторонности и ненаучных крайностей как в советской, так и в постсоветской историографии. Если первая была закована в догматы «марксизма-ленинизма», то вторая, во многом, питается антикоммунистической истерией, для которой характерна комбинация штампов из лексикона идеологов холодной войны, раздуваемой против нашей страны.

«Культура отдана на растерзание черни – плебейской и светской, наконец-то нашедших друг друга в общей вакханалии саморазрушения», – писал известный философ В. Толстых.


Р. Моисеев

Уважаемый Рафаэль Каюмович! Было бы интересно узнать, какие книги вышли в Оренбурге?

Ответ:

Спасибо за интересный вопрос! Знаете, больше всего меня поражает и вызывает восхищение то, что в тяжелые военные годы изыскивались средства для выпуска не только агитационно-пропагандистских и учебных изданий, но и художественной литературы. Невзирая на острую нехватку бумаги (ее производство в стране к 1942 г. сократилось в 4,5 раза в сравнении с предвоенным годом – с 729,8 тыс. т до 165,7 тыс. т), массовыми тиражами выходили в свет самые разные книжки. Так, чкаловское издательство за годы войны выпустило 42 книги и брошюры – поэзия, проза, драматургия, сборники песен, публицистика, причем, наибольшее их количество – 29 – увидело свет в самую тяжелую пору (1941-1942 гг.).

На первый взгляд, цифра невелика, тем не менее, каждое седьмое издание (в 1941-1944 гг. Чкаловское издательство выпустило 303 книги и брошюры общим тиражом 3,4 млн. экз.) было художественным или художественно-публицистическим.

Чкаловское книжное издательство выпустило сборники произведений «От всего сердца» (поэзия) и «Патриоты» (проза). Вышли книги стихов Е. Евстигнеева «Под красной звездой Отчизны» и Н.К. Клементьева «В тревожный час», небольшая книга очерков К. Карпенко «Чкаловцы в боях за Родину», рассказывающая о знаменитом снайпере Чегодаеве, генерале Родимцеве, радисте Бражникове и др. С интересом читателями были встречены рассказы А. Гринберг, цикл очерков Валерии Герасимовой «Родная земля» («В Огне», «Его станок», «Прачка Маша Гурова» и др.), очерки Афанасьева-Альбертона, пьесы Гольдева «У партизанской почты» и «Собачий сын», фронтовые стихи И. Бортникова, Н. Сидякина и мн. др.



Р.П. Кулагина

Моя бабушка с фронтовой бригадой неоднократно выезжала в зону боевых действий. Она рассказывала, как слушали бойцы их концерты.

Таких бригад в Оренбурге было несколько, насколько мне известно?

Ответ:

На фронтах Великой Отечественной побывали 36 артистических бригад с Южного Урала, в том числе 17 – из Чкаловской области. Непосредственно на фронте они провели более 1250 концертов.

Следует отметить, что создание фронтовых артистических бригад во всех областях и республиках нашей страны началось уже в первые дни войны.

Фронтовые концертные бригады стали важнейшей формой военно-шефской работы театральных и музыкальных коллективов.

За первый военный год – до июля 1942 г. – театральными коллективами Чкаловской области было дано 2290 концертов на призывных пунктах, в госпиталях и частях РККА (в том числе более 40 шефских спектаклей). Театры драмы и музыкальной комедии дали свыше 200 концертов. 400 концертов было дано концертно-эстрадным бюро, 182 – Украинский театр им. Щепкина, разместившийся в Бугуруслане, 111 – хозрасчетный музыкально-драматический коллектив. Наибольшее количество концертов дал Ленинградский государственный академический Малый театр оперы и балета. За три года пребывания в эвакуации в Чкалове ленинградские артисты только в госпиталях провели около 2 тыс. концертов.

Ряд актеров Чкаловской области неоднократно выезжали на фронт в составе творческих бригад: трижды – солисты оперы заслуженная артистка РСФСР С.Н. Шапошникова и В.А. Овчаренко, скрипач Ш.X. Ланде; четырежды – солистка балета Н.Р. Мириманова и солисты оперы Е.А. Красовская, И.М. Лившиц.

Поэт Николай Тихонов писал: «Искусство заговорило… Создали новый фронт – фронт искусства, который все ширится».

Член первой артистической бригады М. Поздняков (Мишель) оставил свои воспоминания: «Отрадно было видеть, как мои шутки, остроты, фельетоны, в которых высмеиваются фашистские воины, вызывали у бойцов и командиров веселый здоровый смех. Характерно, даже в это грозное время бойцы, презирая врага, смеялись!».

Солистка балета Н.Р. Мириманова, писала о поездке на фронт: «Передовая позиция. До врага 700-800 метров. В небольшой землянке собрались бойцы, они пришли из окопов послушать наш концерт. Сидящие впереди держали в руках лампы и свечи, чтобы осветить маленькую импровизированную сцену. Лица здоровые, энергичные, оживленные. С каким вниманием ловят они каждый звук, каждое слово и движение! В эти минуты отдаешь им все свое умение, все свое искусство».

Артист Л. Свердлин рассказывал, как за время одного из выступлений «…в деревянном бараке длинную столовую превратили в зрительный зал, никакой площадки не было. Гримировались в кухне. Зал был так заполнен, что выходить из дверей не представлялось возможным. Вынуждены были пролезать через отверстие, откуда подают обед, у некоторых не хватало ловкости, они застревали, барахтались. Мы их подталкивали и после выступления втаскивали обратно.

Для того чтобы обслужить побольше зрителей, мы объявили, что дадим два концерта один за другим. Через одно отверстие мы забирались в зрительный зал, а у другого партия летчиков, ела стоявшая на ногах от усталости, заранее занимала места на следующий сеанс. Второй концерт давали в темноте, при маленьких коптилках. Зал был набит. Много смеялись, но мало хлопали. Когда кончили, все стали благодарить и повторять любимые и удачные peплики.

– Почему же вы не хлопали?

– Да как же было хлопать, когда стояли вплотную друг другу, шевельнуться не могли.

Многие держались на весу, свисали с печки, со стен».

Среди семнадцати фронтовых концертных коллективов, сформированных в Чкалове в годы войны, заметное место принадлежит передвижному эстрадному театру «Ястребок», который был создан под руководством В.П. Соловьева-Седого. Театр назвали так в честь крылатых истребителей, прикрывавших атаки советских бомбардировщиков и уничтожавших в ближнем бою вражеские самолеты. В феврале 1942 г. театр, едва сформировавшись, отправился на фронт. В состав труппы входили артисты многих жанров: Любовь Василько и Валерий Котов (оперетта), Жана и Зинаида Рузановы (цирковые этюды), Петрусевич и Ярош (балет), Борис Струлев (оперный певец), Александр Слободский (художественное чтение). Большим успехом пользовались выступления женского ансамбля в составе Васильевой, Василько, Толчинской, Радиной.

В Чкаловской области для осуществления шефской работы на промышленных предприятиях при местном отделении Всероссийского театрального общества, при драматическом и кукольном театрах были созданы специальные артистические бригады, которые за годы войны дали более 2 000 представлений.

В 1944-1945 гг. фронтовые театры и фронтовые бригады, вместе с наступающей армией, вошли в освобожденные от немецкой оккупации Румынию, Болгарию, Чехословакию, а затем вступили в Берлин. Для двух оренбургских коллективов война закончилась на территории Югославии и на польской земле.

Низкий поклон Вашей бабушке за мужество, уважаемая госпожа Кулагина! Очень жаль, что Вы не назвали ее имя и отчество…


Рыбаков


Расскажите, пожалуйста, кто из композиторов жил и работал в Оренбурге в военные годы.

Ответ:

В годы Великой Отечественной войны в Чкалове жили и творили композиторы В.П. Соловьев-Седой, И.И. Дзержинский, М.И. Чулаки, Д.Г Френкель, В.В. Волошинов и др.

Здесь сложилось творческое содружество В. Соловьева-Седого и А. Фатьянова, происходило духовное и профессиональное становление М. Ростроповича.

«Однажды в городском саду с поэтическим названием «Тополя», – вспоминал Василий Павлович Соловьев-Седой, – ко мне подошел в кирзовых сапогах красивый рослый молодец с румянцем во всю щеку, назвался Алексеем Фатьяновым, поэтом, прочел, встряхивая золотистой копной волос, свое стихотворение «Гармошка». Оно мне понравилась лиризмом, напевностью, юмором.

Вспоминаю также песню тех времен «Южно-Уральская, – как принимал ее в Чкалове генерал Попов, как пели эту песню солдаты, шагая по улице, а мальчишки шли впереди их колонн...».

«Южно-Уральская» стала строевой красноармейской песней. Под звуки этого марша уходили на фронт воины-оренбуржцы.

Только за оренбургское лето 1942 г. композитор и поэт создали 20 песен. Среди них: «Песня мщения», «Выше голову», «Гармоника», «Застольная», «Ехал казак воевать» и др. Пожалуй, самая знаменитая их песня – «Соловьи», которую маршал Г.К. Жуков назвал в числе бессмертных песен военной поры. Родилась она в мае 1945 г. в Москве на стихи, написанные Алексеем Фатьяным еще в Чкалове.

Композитор получал много солдатских писем. Эти сложенные треугольником письма-отзывы, письма-рецензии он берег как самые дорогие реликвии. Свершилось то, о чем давно мечтал композитор – сравниться с Дунаевским, «писать такие популярные песни, какие писал он, – чтобы народ их пел». Отец Василия Павловича, вывезенный из блокадного Ленинграда, мучительно умиравший, успел услышать песни сына и порадоваться его успехам. В 1943 г. Соловьев-Седой был удостоен Государственной премии за лучшие произведения военных лет: «Вечер на рейде», «Играй, мой баян», «Песня мщения».

Уроженец Оренбуржья, легендарный генерал А.И. Родимцев однажды сказал композитору: «Если спросят Вас, Василий Павлович, участвовали ли Вы в Великой Отечественной войне, скажите, что воевали в гвардейской дивизии Родимцева, защищавшей Сталинград. Ведь с нами воевали ваши песни...».

Крупными событиями в музыкальной жизни Южного Урала явились сочинения И.И. Дзержинского: оперы «Кровь народа», «Надежда Светлова» кантаты «Поднимайтесь, советские люди!», цикла романсов «Фронтовая музыка» фортепианной сюиты «Русские художники», состоящей из пяти частей; вокального цикла «Первая любовь» на слова А. Фатьянова, включившего двенадцать лирических пьес системы Ф. Шуберта и цикл из шести романсов на слова К. Симонова. Как отклик на военные события композитор создает две оперы: одноактную патриотическую о девушке-партизанке «Кровь народа», написанную под непосредственным впечатлением от поездки на Юго-Западный фронт в начале 1942 г., и трехактную «Надежда Светлова».

Успешно развивалось творчество молодого ленинградского композитора В.В. Волошинова. Чкаловский период его творчества составил всего два года, но оставил в музыкальной жизни города заметный след: В.В. Волошиновым были написаны в Чкаловский период пять песен и опера «Сильнее смерти».

«Какие чудесные песни появились у нас, – отмечал историк Г. Кара-Мурза, – как-то очень в тон, очень под настроение. Лирические, мягкие – в них и верность, и ожидание, и тоска, и уверенность. Будущий историк Отечественной войны не сможет не сказать о песнях и поэтах, их написавших. Такое созвучие со временем, с настроением народным, такая глубокая лирическая сила в них звучит, что не знаешь, где народ – автор, и где поэт – автор. Поистине, народные песни!».


Барабанов П.С.


Хотелось бы узнать об особенностях развития культуры Южного Урала в годы Великой Отечественной войны.

Ответ:

Литература и искусство тех лет занимают особое место в истории не только отечественной, но и всей мировой культуры XX в. Наполнявшие их образы и идеи вошли в духовный мир миллионов: речь шла о самом главном – о жизни и смерти, о судьбах Отечества, народа, его многовековой культуры. Свидетельство тому – богатый конкретно-исторический материал, не оставляющий сомнений в том, что говорить надо не просто о важной роли советской культуры в борьбе с фашизмом, но и о бессмертном ее подвиге.

Мощным центром сосредоточения и консолидации духовных сил стал Южный Урал. Характерными особенностями истории художественной культуры региона в те годы явились: значительное увеличение численности творческих сил, обусловленное широкомасштабной эвакуацией; развитие диалога культур и укрепление творческого содружества представителей художественной интеллигенции братских народов; подъем литературы и искусства, обеспечивавшийся не только увеличением количества учреждений культуры, но и, прежде всего, появлением здесь плеяды ярких и самобытных талантов.


Учитель истории средней школы №63 - Фрейнд Татьяна Михайловна

Какие из тенденций в культуре советского периода получили продолжение в современной России?

Ответ:

В российской культуре конца ХХ-начала XXI вв. – культуре истинной, а не так называемой, массовой – получила продолжение традиция обращения к святыням отечественной истории, духовному наследию предыдущих поколений в поисках ответов на жгучие вопросы современности. Это ведущая тенденция всей многовековой российской культуры, включающая в себя искания Бога и смысла земного бытия, осмысления исторической судьбы и миссии России, многоликости зла, несокрушимости Добра и Справедливости.

Пример тому – творчество писателей А. Проханова, В. Астафьева, В. Кондратьева, труды и публичные выступления ученых Д. Лихачева, А.Зиновьева, С.Кара-Мурзы, И. Фронова и др.


Рахматуллина М.Ш.


Еще раз убедилась – не так уж много мы знаем о том периоде. В основном, что он был героическим. Как Вы думаете, Рафаэль Каюмович, ждет ли нас открытие новых работ ученых и деятелей искусства, о которых мы пока не знаем?

Ответ:

Война с невиданной остротой обнажает внутреннюю жизнь человека.

Об этом много писали и будут еще много писать: панорама души Человека, открывшаяся в годы Великой Отечественной, просто поражает воображение.

Если бы не духовные утраты последних десятилетий, если бы нравственная чистота, любовь к Родине, к людям, к подлинной культуре широко поощрялись и развивались бы сегодня, то не пришлось бы столь настойчиво говорить о том бесценном опыте духовной жизни в сегодняшнем интервью.

Люди талантливые, обладающие высокой духовностью и обостренным чувством справедливости, ответственности, сопричастности к судьбам мира будут всегда обращаться к этой теме.


Благодарю всех, кто принял участие в сегодняшней беседе, за интересные вопросы. Всех, кто хотел бы продолжить диалог, приглашаю посетить форум Портала, где обсуждается тема "Судьбы культуры".

С уважением, Р.К. Кузахметов.

Введите имя или фамилию *

Введите вопрос

* - данное поле обязательно для заполнения

Уважаемые господа!
Для Вашего удобства мы предотвращаем публикацию высказываний не по теме или оскорбительного характера. Ваш вопрос будет опубликован в течение некоторого времени. Просим отнестись с пониманием.
ОБРАЩАЕМ ВАШЕ ВНИМАНИЕ!

Вопросы принимаются до онлайн-интервью и непосредственно в день его проведения.

Интервью продолжается в течение часа, когда гость Портала в редакции отвечает на вопросы читателей. Ответы публикуются в режиме реального времени.



Скоро



Прошедшие online-интервью
Фото гостя БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ЗДОРОВЫМИ – ЭТО ВАШ ВЫБОР



Фото гостя ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОГО ОБМЕНА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ



Фото гостя ЦЕРКОВЬ И ШКОЛА СЕГОДНЯ: С ОПОРОЙ НА ТРАДИЦИОННЫЕ ДЛЯ РОССИИ ЦЕННОСТИ



Фото гостя "СПАСАЮЩИЙ СПАСЕТСЯ..."



Фото гостя "ПЕРВЫЙ, КТО СРАВНИЛ ЖЕНЩИНУ С ЦВЕТКОМ, БЫЛ ВЕЛИКИМ ПОЭТОМ, ВТОРОЙ – ОЛУХОМ..."



Фото гостя ЯЗЫКОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ СЕГОДНЯ



Фото гостя "О НАШЕЙ РОССИИ НАДО ПИСАТЬ ЗОЛОТЫМИ БУКВАМИ, В ЕВАНГЕЛИИ"



Фото гостя В ЧЕМ СИЛА, БРАТ? - ПЛАВАТЬ НАДО...



Фото гостя ОРЕНБУРЖЬЕ: ПРОЕКТНАЯ КУЛЬТУРА КАК ПРОВОДНИК ТОЛЕРАНТНОСТИ



Фото гостя "ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. СЛОВО БЫЛО ОТ БОГА. А ЧТО ОНИ С НИМ ДЕЛАЮТ!.."



Фото гостя "СТУДЕНЧЕСКИЙ СПОРТ: ОГОНЬ, ВОДА И МЕДНЫЕ ТРУБЫ"



Фото гостя "ПОКА СВЕЧА РОССИИ НЕ ПОГАСЛА"



Фото гостя ВИЧ – КАСАЕТСЯ ЛИ ЭТО МЕНЯ?



Фото гостя КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО СПЕЦИАЛИСТА



Фото гостя МИР И СЛОВО



Фото гостя СЕМЬЯ И ПУТЕШЕСТВИЯ. ОТКРЫВАЯ МИР, ПОЗНАЕМ СЕБЯ



Фото гостя "ДОКТОР, Я БУДУ ЖИТЬ? - А СМЫСЛ?"



Фото гостя «НО ПОМНИТ МИР СПАСЕННЫЙ…»?



Фото гостя О РУССКОМ ЯЗЫКЕ - ПО-РУССКИ






Система Orphus
статистика сайта Rambler's Top100 Информационно-образовательный портал Ульяновской области Яндекс цитирования
Copyright © 2007-2013 Региональный портал образовательного сообщества Оренбуржья.
Разработчики: ЦИТ ОГУ УСИТО Оренбургского государственного университета.
Использование текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов возможно только со ссылкой ORENPORT.RU.

Locations of   visitors to this page