образовательные ресурсы

образовательные ресурсы
• Сделать стартовой •
образовательные ресурсы
образовательные ресурсы
образовательные ресурсы образовательные ресурсы

На главную Обратная связь Форум Чат Гостевая книга Анкета
Долин Юрий Трофимович

ДОЛИН ЮРИЙ ТРОФИМОВИЧ

Кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати и теории журналистики Оренбургского государственного университета


e-mail: dolin39@rambler.ru


Известный ученый-русист, автор около 100 научных и учебно-методических работ, в том числе монографии - «Вопросы теории односоставного предложения (на материале русского языка)». Имеет серию публикаций по актуальным вопросам русской грамматики, правописания и культуры речи в журналах «Русский язык в школе», «Русская речь», «Русский язык и литература в таджикской школе», «Вестник ОГУ», а также в журнале «Журналист».

 

Родился 6 января 1939г. Окончил филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «Русский язык и литература» в 1962г. После окончания университета до 1971 года работал преподавателем кафедры русского языка в Орском педагогическом институте им. Т.Г. Шевченко. С 1971 по 1975гг. являлся доцентом кафедры русского языка в Ленинабадском государственном педагогическом институте им. С.М. Кирова Республики Таджикистан; с 1976 по 1986 гг. заведовал этой кафедрой. В 1987 - 1994 гг. работал деканом факультета русского языка и литературы Ленинабадского государственного педагогического института (затем Худжандского государственного университета). В 1970г. в МГУ им. М.В. Ломоносова защитил кандидатскую диссертацию по русскому языку. В 1976г. ему было присвоено ученое звание доцента.

С 1995 по 1996 гг. в Оренбургском государственном университете заведовал кафедрой русского языка и литературы, а с 1997 по 2006 гг. - кафедрой журналистики. В настоящее время - доцент кафедры периодической печати и теории журналистики.

В 1982 г. награжден Почетной грамотой Министерства просвещения СССР, в 1990 г. - значком «Отличник народного образования Таджикской ССР».

Член Союза журналистов России с 1997г. Публиковался в газетах «Южный Урал», «Оренбуржье», «Оренбургская неделя», «Оренбургский университет». В газете «Оренбургский университет» в течение двух лет вел рубрику «Работа над ашипками» (о культуре устной и письменной речи).

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО, ЭТО БЫЛО ДАВНО...


НАУЧНЫЕ ТРУДЫ:

О современном состоянии русского языка и русского правописания

(Заметки лингвиста)

  1

  Хочется начать свои лингвистические заметки на заданную тему с напоминания о том, что прошлый, 2007 год, указом Президента страны В.В. Путина был объявлен Годом русского языка как в России, так и за рубежом. На встрече с профессорско-преподавательским коллективом Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина в конце прошлого года председатель Совета Федерации Сергей Миронов справедливо отметил, что русский язык сегодня является "одной из мощных скреп, соединяющих воедино наше многонациональное государство", что "нашей стране нужна серьезная поддержка центров русского языка и культуры за рубежом, решительные меры по развитию русского языка в стране".

Большая озабоченность руководства страны современным состоянием русского языка обусловлена прежде всего ощутимым сокращением числа его носителей. Известно, что по сравнению с советским периодом количество иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, сократилось более чем в два раза. Вспоминая нашу драматичную историю, нельзя не сказать и о том, что если до распада СССР в каждой союзной республике русский язык считался вторым родным языком и на его изучение отводилось большое количество часов (знаю это на примере Республики Таджикистан), то после распада Союза картина коренным образом изменилась. Теперь в подавляющем большинстве уже самостоятельных государств, ранее входивших в состав СССР, русский изучается как один из иностранных языков, занимая в лучшем случае третье место после английского и немецкого. В странах дальнего зарубежья "авторитет" русского языка после распада нашей великой державы также заметно пошатнулся, и число лиц, изучающих его как иностранный, заметно сократилось. Если в доперестроечный период нашей новейшей истории русский язык на "шкале" мировых языков занимал почетное второе место (после английского), то теперь он оказался на четвертом месте (после английского, французского и испанского).

А если "заглянуть" внутрь страны, то русский язык, в особенности литературный, в наше время, как никогда, нуждается в защите - от излишних, засоряющих его иностранных слов и выражений, главным образом англо-американского происхождения, а также в очистке нашего языка (в том числе и языка современных СМИ) от жаргонной, вульгарной и матерной лексики.

Что касается заимствований, то они были во все времена, и в русской лексике насчитывается очень много "обрусевших" слов нерусского (неславянского) происхождения. Речь идет о другом, когда заимствованные слова превышают все допустимые нормы. Так случилось в конце прошлого столетия, когда слова и выражения англо-американского "разлива" в одночасье мощной лавиной хлынули в нашу речь. Что вызвало большую озабоченность у ученых-языковедов, писателей, религиозных деятелей. Известный ученый-русист, специалист по культуре речи, профессор Л.И. Скворцов в журнале "Русский язык в школе" опубликовал в то время статью под заголовком "Что угрожает русскому литературному языку?", в которой одной из первых угроз назвал ненужные, зачастую ничем не оправданные, дублирующие заимствования. Действительно, чем "консенсус" лучше "согласия", а "миллениум" лучше "тысячелетия"? (Разве что по благозвучности?!). Зачем вводить в нашу речь иноязычное слово "имидж", если есть хорошее русское слово "образ"? Зачем нам "саммит", если можно сказать по-русски "встреча в верхах"? Зачем маскироваться и говорить "обсценная лексика" вместо откровенного (чисто по-русски) - "матерная лексика"? Чем модный нынче в кинематографии "ремейк" лучше нашей обычной "переделки"? На первых порах многие говорящие и пишущие точно даже не знали, какой смысл выражает употребленное ими слово, так как его нельзя было найти ни в одном нашем словаре. Иноязычные заимствования необходимы лишь в том случае, если они действительно обозначают какие-то новые понятия и реалии в нашей жизни, не имеющие аналогов в русском языке. Так, например, современную русскую лексику трудно теперь представить без таких слов, как Интернет, компьютер, принтер, файл и др. а вот уж названия некоторых современных учреждений, а также различные витрины с латинскими буквами - только во вред нашему языку, являющемуся важнейшим компонентом русского менталитета.

Вместе с тем,вторая, "внутренняя", угроза для русского литературного языка - русский мат - оказалась пострашнее первой. Об этом, кстати, с озабоченностью писал ветеран российской журналистики Игорь Гребцов в заметке "Так любить или "заниматься любовью?", опубликованной в журнале "Журналист" (2005, N 3). И эту угрозу "породили" уже не американцы или англичане, а мы сами: мат-то русский! Увы, в наше время многие носители русского языка используют нецензурную лексику вполне привычно, а в среде современной учащейся молодежи это стало даже модным, хотя мода-то дурная. Но рыба, как говорится, гниет с головы, а дурной тон задают некоторые писатели, журналисты, деятели культуры и искусства. Нецензурщину в наше время можно встретить в газетных и журнальных публикациях, услышать в кинофильмах и телепередачах.

Уже есть и литературные "классики" мата (например, Венедикт Ерофеев), есть последователи, убежденные, что эта лексика поднимает уровень реализма, отражая суть российской действительности на данном этапе ее "эволюции". Но это, по нашему убеждению, - явное заблуждение. Ведь художественная литература - не натуралистическая копия, а вид искусства. А.С. Пушкин был безусловным реалистом, но считал главным - пробуждать своей лирой "чувства добрые", а не низменные. Максим Горький, собирая материал к своей пьесе "На дне", вместе с журналистом и писателем Владимиром Гиляровским обошел многие московские ночлежки и уж, конечно, наслышался там "всякого". Но ведь в пьесе нет ни одного вульгарного, а тем более, матерного слова. В ущерб ли это реализму? Отнюдь. Эта пьеса до сих пор не сходит со сцен российских и зарубежных театров. А всё потому, что Горький пропел гимн высоте Человека (с большой буквы!), а ни его низости ("Человек!.. Это звучит гордо!").

Несколько лет назад прочитал в "Аргументах и фактах" статью под заголовком "Непристойные слова как явление культуры", в которой автор брал под защиту русский мат, призывал беречь его как общенародное достояние и занести в толковые словари русского языка, тем самым, как бы его "эмансипировать". Проводя аналогию, хотелось бы сказать автору этой статьи, что сорняк в огороде поливать не надо, он вырастет сам, без всякой нашей "заботы". Да что там отдельный автор! Даже бывший министр в программе "Культурная революция" утверждал, что "без мата нет русского языка". Там же говорилось, что некоторые известные представители интеллигенции делают это красиво и эстетично:Не говорю уж о ростовском конфликте, связанном с именем Филиппа Киркорова. (Журнал "Журналист" затем справедливо осудил матерившегося на пресс-конференции певца, защитив тем самым, честь журналистки Ирины Ароян).

Всем любителям и "ценителям" русского мата хочется напомнить высказывание великого писателя-гуманиста А.П. Чехова: "Для каждого интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличием, как не уметь читать и писать". Именно так! Ведь если мы, носители русского языка, засоряем и портим наш язык нецензурными словами, то язык, как бы "в отместку", портит и нас самих. Оскудение нашей речи приводит и к осуждению нашего мышления.

Ученые - психологи и языковеды, - изучавшие историю русского мата, пришли к выводу, что эта лексика была создана русским народом для устного общения в сугубо узком кругу (с глазу на глаз, но не прилюдно!), для создания неожиданного эффекта неприличия. Сферой употребления матерных слов и выражений на Руси изначально было только просторечие, а не литературный язык, и уж тем более, не язык художественной литературы.

Уже упомянутый мною ученый - Л.И. Скворцов в одной из своих статей по культуре речи писал: "Русский язык надо беречь от засорения вульгаризмами, жаргонизмами, бранными и матерными словами. Наша среда существования, - в том числе и языковая, - должна быть здоровой, экологически чистой, годной для самовыражения и обновления".

Как мы уже отметили в самом начале, современный русский литературный язык нуждается в защите. В защите каждого россиянина, говорящего и пишущего по-русски. Каждый из нас должен следить за своей устной и письменной речью, ничем не засорять ее. Но особая ответственность при этом ложится на российских журналистов, и в первую очередь, на тележурналистов, которые во многом определяют теперь языковой вкус нашей современной эпохи. Ведь если раньше нашу страну по-праву считали самой читающей в мире, то теперь этого не скажешь. Теперь она стала, видимо, самой "смотрящей" страной в мире, смотрящей телевизор. Телевизор и компьютер в наше время напрочь вытеснили книгу, особенно у молодого поколения. Никто не отрицает достижений современной техники, но ведь еще Пушкин писал: "Чтение - вот лучшее учение". Именно оно с самого начала способствует формированию нашей грамотности, культуры устной и письменной речи. Однако:вернемся к роли журналистов в защите современного русского литературного языка. Очень хорошо об этом написал в журнале "Журналист" известный ученый-русист профессор М.В. Горбаневский: "Каждый журналист должен помнить, что его основной инструмент - это русский язык. И именно журналист в конечном счете за него отвечает. Хотя бы потому, что он говорит и пишет чаще других. Да еще и публично!

Следует отметить, что в настоящее время функции русского языка стали расширяться. Только, к сожалению, не всегда с пользой для него самого. Если раньше было принято выделять четыре его функции - родной язык русского народа, государственный язык РФ, средство межгосударственного общения в рамках СНГ и один из международных языков, - то теперь стали выделять и такую функцию, как русский язык в Интернете, в частности в Рунете (русском Интернете). Казалось бы, надо приветствовать тот факт, что русский язык получил широкое распространение в Интернете. Однако у ученых-русистов, да и у многих других носителей русского языка, вызывает серьезную озабоченность то, что многие сайты в Рунете (как информационные, а особенно развлекательные) содержат большое количество орфографических, пунктуационных и стилистических ошибок, а порой даже и грубое искажение написания русских слов (к примеру, "превед"). В связи с этим отдельные ученые-языковеды стали высказывать даже опасение, что существование Интернета грозит гибелью русскому литературному языку, что его влияние на русский язык вредно и непоправимо. Такого мнения, в частности, придерживается автор книги "Языковой вкус интернет-эпохи в России" - Г.Н. Трофимова. Серьезную озабоченность по этому поводу высказывает и профессор-лингвист, директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз в вышедшей в прошлом году книге "Русский язык на грани нервного срыва", хотя и считает при этом, что "слухи о скорой смерти русского языка сильно преувеличены".

Хорошо еще, что в Интернете создан портал "Русский язык" gramota.ru , который содержит электронные словари русского языка, в частности, "Русский орфографический словарь" Российской Академии наук. В рамках портала gramota.ru работает также справочная служба, услугами которой может воспользоваться любой посетитель этого портала.

 

2

В последние десятилетия в нашей стране катастрофически понизилась грамотность, страна постепенно становится малограмотной. Главную причину этого мы уже называли - от "мала до велика" перестали читать русскую классическую литературу, предпочитая ей телевизор и Интернет. Вместе с тем, есть и другая немаловажная причина - отсутствие у нас новых, стабильных, узаконенных Правительством Правил русского правописания. Что мы имеем в этом плане в начале XXI века? А имеем, как говорится, то, что имеем: пользуемся до сих пор устаревшими, отжившими "свой век" "Правилами русской орфографии и пунктуации", изданными бывшим Учпедгизом полвека назад, в 1956 году. Хотя новый "Свод правил русского правописания. Орфография. Пунктуация" был давно подготовлен к печати Орфографической комиссией Института русского языка Российской Академии наук, вместе с тем, его утверждение на правительственном уровне зашло в тупик, выход из которого пока не найден.

По нашим оценкам, во многом это произошло по вине журналистов. Ведь еще в самом разгаре обсуждения проекта Нового свода правил, изданного в конце 2000 года, значительная часть наших журналистов, поддавшись эмоциям и не разобравшись в существе вопроса, в различных средствах массовой информации (как печатных, так и электронных) в буквальном смысле слова обрушилась на этот новый Свод правил, а Институт русского языка РАН пытались обвинить в реформе самого русского языка. Приведу лишь одну выдержку из публикации Юрия Щербакова в "Литературной газете" от 20-26.08.2003г., ярко отражающую умонастроения значительной части нашей журналистской братии: "И мы тупо молчим, не сопротивляясь грядущей реформе русского языка, затеянной неким Лопатиным, которая станет катастрофой пострашнее, чем падение "боингов" на торговый центр в Нью-Йорке!" Вот так-то! Видимо, упоенный данной ему свободой слова, автор публикации при этом забыл про мудрые слова апостола Павла: "Мне всё дозволено, но не всё мне на пользу:"

Мощное сопротивление противниками нового Свода правил правописания действительно было оказано (не зря же СМИ называют четвертой властью), в результате чего он и не издан до сих пор, хотя на календаре уже год - 2008! Вместе с тем, нельзя не сказать, что а процессе этого "сопротивления" все было перевернуто с ног на голову. Составителям нового Свода правил во главе с профессором В.В. Лопатиным было предъявлено обвинение чуть ли не в разрушении "великого и могучего" русского языка, а себе, естественно, отведена роль его защитников.

Как филолог-русист хочу сразу же сказать, что сам тезис о якобы готовящейся в начале XXI века реформе русского языка является с научной точки зрения глубоко ошибочным. Это всего лишь придуманный нашими журналистами миф. Ведь любой язык в мире, в том числе и наш - русский, реформировать (в полном смысле этого слова) просто невозможно. Еще в ходе лингвистической дискуссии, развернувшейся в 1950 году на страницах газеты "Правда", было доказано, что каждый живой язык развивается по своим внутренним законам.

В реальности речь может идти лишь об орфографической реформе , а не о реформе самого русского языка как общественного явления. Но ведь применительно к новому Своду правил и это в корне неверно. Еще в 2001 году председатель Орфографической комиссии РАН В.В. Лопатин авторитетно заявил на страницах журнала "Русский язык в школе": "То, что подготовлено нами, - это отнюдь не реформа. Речь идет только о новой, переработанной, значительно дополненной, редакции "Правил русской орфографии и пунктуации" 1956 года". И наше знакомство с текстом проекта нового Свода правил правописания показало, что это действительно так.

Авторы этого проекта с самого начала поставили перед собой задачу сохранить неизменными существующие принципы русской орфографии и все основные правила, действующие с 1956 года. Их цель была - упорядочить, унифицировать существующие правила и, тем самым, сделать их проще, устранив лишние исключения из правил, которых оказалось уж слишком много. А те новые правила, которые мы имеем в этом проекте, в совокупности составляют всего лишь несколько процентов. А при проведении настоящей орфографической реформы таких "пропорций", конечно же, не бывает. (Вспомним орфографическую реформу русского языка 1917 - 1918 гг.).

Считаю, что новый Свод правил русской орфографии и пунктуации, подготовленный научными сотрудниками Института русского языка РАН: Б.З. Букчиной, Н.А. Еськовой, С.М. Кузьминой, В.В. Лопатиным и др., - в полной мере отражает современное состояние русского языка и является достаточно полным сводом, в отличие от Правил 1956 года, в которых многое было недосказано или не упомянуто вовсе.

А все те новшества, которые содержатся в этом своде, с нашей точки зрения, вполне оправданы. Например, написание слов иноязычного происхождения "брошюра" и "парашют" с буквой "у". Ведь нельзя не учитывать того, что уже давно никто из говорящих по-русски не произносит эти слова с мягким шипящим "ш". Или единообразное написание слов, начинающихся сочетанием пол-, через дефис. Неужели новое, единообразное, написание слов типа: пол-яблока, пол-лимона, пол-мандарина или пол-одиннадцатого, пол-двенадцатого - хуже "старого", с исключениями (пол-одиннадцатого, но : полдвенадцатого)?! Вполне логично авторы рекомендуют упростить написание созвучных причастий несовершенного вида и отглагольных прилагательных типа: жареный картофель и жареный в масле картофель, т.е. писать их в обоих случаях с одной буквой "н".

Новый, утвержденный Правительством, Свод правил правописания нам, россиянам, крайне необходим. Ведь и учителя средних школ, и вузовские преподаватели и студенты, и сами журналисты не имеют под рукой даже Правил 1956 года (так как они фактически никогда не переиздавались), а вынуждены довольствоваться самыми различными справочниками, дающими иногда противоположные рекомендации. В результате чего мы и встречаем в современных печатных СМИ самый настоящий разнобой в написании отдельных слов. Вот лишь некоторые примеры из многих. В одних газетах встречаем словосочетание "Государственная Дума", а в других - "Государственная дума" Или: Интернет и интернет. В последнее время в оренбургских газетах название высшего учебного заведения стало "модным" печатать с прописной буквы. Например: студенты оренбургского педагогического университета или мюнхенский университет (в Германии). В то же время, берешь в руки журнал "Журналистика и культура русской речи", который издает журфак МГУ им. М.В. Ломоносова, - и всегда встречаешь написание "Московский государственный университет" (с заглавной буквы). Или возьмем "вежливую" форму местоимения второго лица множественного числа - Вы , которая в одних газетных и журнальных интервью печатается с большой буквы (Вы, Вас, Вам, с Вами), а в других:увы! - с маленькой буквы. Разве такой орфографический разнобой допустим? Считаю, что нет.

А как писать и печатать в газетах (через дефис или слитно) сложные слова иноязычного происхождения, вошедшие в русскую лексику в постперестроечный период, типа масс-медиа, аудио-кассета, компакт-диск? (Или: массмедиа, аудиокассета, компактдиск?). Пока никто этого не знает. Открытым остается даже такой "орфографический вопрос": слово "Президент"(Президент РФ) следует писать или печатать в газетах с заглавной буквы или с маленькой? Как читатель "Южного Урала" хочу сказать, что даже в этой авторитетной газете можно встретить оба "орфографических" варианта (т.е. опять разнобой!).

В последние годы в наших СМИ, как печатных, так и электронных, наблюдается разнобой и с употреблением некоторых предлогов. Например: Он мне позвонил из/с Орска. Или: Наша делегация прибыла с ответным визитом на/в Украину. Хочу сказать, что многие современные журналисты, особенно молодого поколения, ратуют за унификацию в употреблении предлогов (в последнем примере - только с предлогом в ). Считаю такую позицию ошибочной. Нельзя не учитывать того, что существующая в русском языке предложная система сложилась исторически, что нашло свое отражение и во всех Академических грамматиках русского языка. Ведь мы говорим и пишем: родился на Кавказе, но родился в Крыму; это произошло на Аляске, но это случилось в Антарктиде. Если же придерживаться принципа унификации русских предлогов и при этом следовать элементарной логике, то мы должны будем говорить и писать: "Раньше я жил в Сибири, а теперь живу в Урале" (вместо на Урале), что может вызвать лишь ироническую улыбку. Этот вопрос тоже должен найти свое отражение в новом Своде правил.

Хочется быть оптимистом и надеяться, что новое российское Правительство, которое будет утверждено после выбора Президента страны, вернется к этому жизненно важному вопросу, без которого не может быть в полной мере осуществлен и национальный проект "Образование", утвердит наконец-то новый Свод правил русского правописания и даст указание издать его массовым тиражом.

А закончить свои лингвистические заметки на заданную тему нам хочется призывом И.С. Тургенева, обращенным не только к своим современникам, но и к потомкам: "Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками:Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!"

 

 

Ю.Т. Долин

(Оренбургский государственный университет)

"Коварная" часть речи в речи тележурналистов

(Заметки лингвиста)

В последнее десятилетие сама проблема "русский язык в эфире" стала одной из актуальных в нашей российской журналистике. Так, в ноябре 2000 года правительственной Комиссией в г.Москве для журналистов был проведен "круглый стол" с повесткой дня: "Русский язык в эфире: проблемы и пути их решения". И в том же 2000 году в Москве вышла книга трех известных ученых-филологов, докторов наук, профессоров: М.В. Горбаневского, Ю.Н. Караулова и В.М. Шаклеина "Не говори шершавым языком" с подзаголовком - "О нарушениях норм литературной речи в электронных СМИ".

Свою книгу авторы адресовали прежде всего работникам телевидения и радиовещания, а также студентам факультетов и отделений журналистики. На материале этой книги, в которой представлено большое количество примеров из теле- и радиопередач, содержащих самые разнообразные речевые ошибки, мы и построили главным образом свои заметки. Использовались также наблюдения над речью телеведущих и нашего - регионального телевидения.

Как показали и наши собственные наблюдения, и материалы этой книги, из всего многообразия речевых ошибок, которые допускают тележурналисты, самыми распространенными являются два типа ошибок - это неправильная постановка ударения в отдельных словах, которая не соответствует современным литературным нормам русского языка, а также неправильное употребление падежных форм имен числительных.

Надо сказать, что из всех 10 частей речи, которые принято выделять в русской грамматике, самой опасной, самой "коварной" для наших тележурналистов оказались имена числительные. Как показал наш лингвистический анализ, в одних случаях тележурналисты при употреблении в тексте сложных и составных количественных числительных попросту не хотят их склонять. Ведь это требует определенных умственных усилий. При этом журналист должен сообразить, какая падежная форма употреблена в этом тексте, а они, видимо, не хотят в это вникать.

Как сейчас помню, в дни трагических событий на Дубровке телеведущая одного из каналов на "всю Россию" произнесла такую фразу: "В результате проведенной спецоперации было освобождено свыше семьсот заложников". Т.е. она употребила это сложное числительное в начальной форме - семьсот , в то время как по правилам русской грамматики это слово ей надо было употребить в родительском падеже - свыше семисот.

Приведу другие примеры из телепередач:

"Для этих вот пятьсот ребят были созданы все условия". (Грамматическая ошибка та же самая - надо: для пятисот ребят).

Или такая фраза: "Около четыреста камер вчера ещё здесь были". (Из новостной программы). (Вместо: около четырехсот).

Или: "Ежегодно Московский метрополитен перевозит около двести миллионов человек". (Вместо: около двухсот миллионов).

Приведу еще один пример с "несклоняемыми" числительными: "Порывы ветра достигали пятнадцать-двадцать метров в секунду". (Тоже из новостной программы). (Вместо: пятнацати-двадцати метров в секунду).

Иногда тележурналист, пытаясь склонять сложное или составное количественное числительное, при этом неправильно употребляет падежную форму. В книге трех авторов "Не говори шершавым языком" приводится такой пример: "Во всех четырехсот семидесяти томах этого дела прослеживается одно и то же". В этой фразе вместо грамматической формы предложного падежа (т.е. во всех четырехстах семидесяти томах) журналист ошибочно употребил форму родительного падежа (четырехсот семидесяти) .

При употреблении количественных числительных, состоящих из трех слов, тележурналисты зачастую склоняют лишь последнее слово. Вот один из многих примеров такого типа: "В летний период был проведен ремонт в сто двадцать пяти школах". (Вместо: в ста двадцати пяти школах). По нашим наблюдениям, вот такие словосочетания с неправильным употреблением падежных форм составных имен числительных становятся уже какими-то "клише".

В разряде количественных числительных в русском языке есть два особых слова, которые различаются по категории рода, - это числительные оба (форма мужского рода) и обе (форма женского рода).

В речи телеведущих и в этом случае нередко наблюдается путаница. Приведу такую фразу, прозвучавшую в свое время в телеэфире: "Такое решение было связано с публичным волеизъявлением обоих сторон ". (Вместо: обеих сторон, так как существительное сторона - женского рода).

И еще на один момент, связанный с употреблением имен числительных, хотелось бы обратить внимание. Ежегодно, когда наступает Международный женский день, т.е. 8 марта, и на центральных телеканалах, и на наших, региональных, довольно часто приходится слышать фразу такого типа: "Губернатор поздравил всех женщин Оренбуржья с Восьмым мартом ". В этом словосочетании в искаженном виде употреблено не само числительное, а другая часть речи - существительное, с которым это числительное сочетается. Нормам русского литературного языка соответствует словосочетание "поздравить с Восьмым марта " (или с Днем Восьмого марта).

Приведем свежие, "подслушанные нами", фрагменты фраз с искаженным употреблением имен числительных, прозвучавшие на первом телеканале в конце прошлого года:

Под завалами, на глубине шестьсот пятьдесят метров, было обнаружено: (Вместо: шестисот пятидесяти).

Более пятиста кубов породы: (Вместо: пятисот).

Это было осуществлено в двух тысяч седьмом году. (Вместо: в две тысячи седьмом году).

При этом журналист должен помнить, что по правилам русской грамматики при склонении составных количественных числительных по падежам следует изменять каждое слово, а при склонении составных порядковых числительных - лишь последнее слово . (Например: Я родился в тысяча девятьсот сорок пятом году).

Как было признано на заседании "круглого стола", о котором уже говорилось, "сегодня газеты, радио и телевидение составляют основную сферу, в которой "живет" современный русский литературный язык". Поэтому на журналистов, а в особенности на тележурналистов, в плане чистоты русской речи ложится очень большая ответственность.

 

Еще работы:

НУЖЕН ЛИ НАМ НОВЫЙ СВОД ПРАВИЛ РУССКОГО ПРАВОПИСАНИЯ: ЗА И ПРОТИВ

В данной статье автор выступает в защиту нового свода правил русского правописания, острая необходимость в котором давно назрела. Ныне действующие "Правила русской орфографии и пунктуации" были изданы Учпедгизом еще в 1956 году и уже давно устарели, так как не отражают современное состояние русского языка, языка конца XX - начала XXI века. Новый свод правил правописания устранит также тот разнобой, который сейчас наблюдается как в различных письменных текстах, так и в периодической печати.


К ВОПРОСУ О СИНТАКСИЧЕСКОМ СТАТУСЕ ОБОБЩЕННО-ЛИЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Статья посвящена одному из дискуссионных вопросов русского синтаксиса - синтаксическому статусу обобщенно-личных предложений. В результате проведенного теоретического анализа автор приходит к выводу, что нет достаточно веских оснований выделять обобщенно-личные предложения в разряде односоставных, так как они не имеют своей синтаксической формы, своей структурной схемы.


СЛОВО О "СИНТАКСИСЕ РУССКОГО ЯЗЫКА" АКАДЕМИКА А.А. ШАХМАТОВА

В статье оценивается роль труда академика А.А. Шахматова "Синтаксис русского языка" в изучении русского синтаксиса в ХХ веке. Показывается плодотворность синтаксических идей этого ученого-филолога в осмыслении предложения как коммуникативной единицы речи; анализируется разработка им нового для своего времени синтаксического учения о двусоставности / односоставности предложения.



ПРЕДЛОГИ-ПОСЛЕЛОГИ? (ОБ ОДНОМ ФУНКЦИОНАЛЬНОМ СВОЙСТВЕ ПРЕДЛОГОВ "РАДИ" И "ДЛЯ" В РУССКОМ ЯЗЫКЕ)

Статья посвящена малоизученному вопросу в русской грамматике - постпозитивному употреблению предлогов "ради" и "для".


"БЕЗГЛАГОЛЬНЫЙ" ЛИ ФЕТ? (К ВОПРОСУ О ГРАММАТИЧЕСКОЙ ФОРМЕ НОМИНАТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ)

В статье, на примере известного стихотворения А. Фета "Шепот, робкое дыханье...", рассматривается дискуссионный в синтаксической науке вопрос о грамматической форме номинативных предложений. Автор выступает в защиту нетрадиционной точки зрения, согласно которой русское номинативное предложение - это особая структурная разновидность двусоставного предложения с нулевой формой глагольного сказуемого.


К ВОПРОСУ О ГРАММАТИЧЕСКОМ СТАТУСЕ ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Статья содержит полемику с теми учеными-лингвистами, которые пытаются в теорию односоставного предложения ввести понятие синтаксического нуля и, тем самым, все односоставные предложения в русском языке квалифицировать как двусоставные синтаксические структуры. Автором приводятся аргументы в защиту грамматической односоставности определенно-личных, неопределенно-личных, обобщенно-личных и безличных предложений, в защиту синтаксической оппозиции: двусоставное предложение/односоставное предложение.

О ПРЕДЛОЖНЫХ НАРЕЧИЯХ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Статья посвящена дискуссионному и малоизученному вопросу в русской морфологии - предложным наречиям. Автор доказывает, что в грамматической системе современного русского языка возможен не только переход наречий в разряд предлогов, что является общепризнанным в русистике, но и обратный процесс - переход отдельных первообразных предлогов в разряд наречий.





Copyright © 2007 РПОСО. Разработчики: ЦИТ ОГУ УСИТО ОГУ
Региональный портал образовательного сообщества Оренбуржья